Просим вас прекратить репрессии

reposted by yastrebok939


Интересные выдержки из газет 1927 года посвященные приговору ОГПУ монархистам-заговорщикам на службе иностранных разведок и переписке советских органов власти с Финляндией и Британской Империей по этому поводу.
Read more...Collapse )

Освобождение Польши в рассекреченных документах МО РФ

reposted by yastrebok939


Министерство обороны рассекретило документы по освобождению Польши в 1944-1945 годах.
Документы выложены на отдельном сайте http://poland1944.mil.ru/ и представляют выборку из боевых донесений советских частей освобождавших Польшу.
Проект вполне очевидно является реакцией, хоть и существенной запоздавшей, на переписывание истории освобождения Польши в самой Польше.
Read more...Collapse )

Русский героизм. Опыт «строгой» войны

reposted by yastrebok939
До Суворова система управления войсками строилась на том, что командир подразделения во время боя регулярно получал приказы от своего начальника — что делать дальше? Оглядка на приказ сверху тормозила инициативу офицеров, не позволяя им принимать собственные решения


Борьба с польскими шляхтичами, пусть и обогатившая суворовскую систему несколькими новыми правилами, не была, по мнению Александра Васильевича, настоящей, «строгой» войной. Чтобы доказать эффективность системы, ее надо было проверить в сражениях не с партизанами, а с серьезным врагом — с армией Оттоманской Порты. На эту войну с начала 1770-х годов и рвался Суворов.

Турецкая армия того времени могла дать фору и европейцам, и русским. Османы завоевали не только Ближний Восток и Северную Африку, они расширили свою территорию в Европе до самой Вены (да и ее чуть не взяли). Турецкие боевые корабли, артиллерия, ручное огнестрельное и холодное оружие по качеству превосходили произведенное в Европе. Вся Европа начинала трястись, лишь заслышав о сборах в поход турецкой армии.

Однако постоянно терпевшие от них поражение европейцы, тем не менее, отзывались о турецкой армии с пренебрежением, ее организацию считали «дикой и азиатской», а тактику «отсталой». Тогда почему же они проигрывали? Якобы лишь потому, что численность турок была «безмерной», а их фанатизм — «безумным».

Read more...Collapse )

Русский героизм. Слагаемые суворовской стратегии

reposted by yastrebok939
Суворов в своем обучении солдата шел вслед за лучшими военными умами России. Так постепенно строилась победоносная армия, которая очень скоро повергла в полную растерянность западных современников

Екатерина, лишь только взошла на престол, стала отбирать команду преданных ей людей. По рекомендации генерала Петра Румянцева Суворов был произведен ею в полковники Астраханского пехотного полка. Не кавалерийского, как мечтал Александр Васильевич, но с этим он легко смирился, понимая, что именно пехота была основой русской армии. Теперь Суворов поставил своей задачей проверить применительно к пехоте несколько уже имеющихся элементов создаваемой им системы тактико-стратегических идей и выработать новые. С ее помощью, считал Суворов, русская армия могла бы побеждать любого врага. Не меньше и не больше.

Но Суворов понимал, что прежде чем побеждать врага, надо воспитать солдата-победителя. Наладить дело в Астраханском полку Суворов не успел — через полгода его перевели в Суздальский мушкетерский полк. Это был старейший полк, воевавший еще под Полтавой, да и в последней войне отличившийся. За этот полк он и взялся со свойственной ему энергией. С 1763 года, за семь лет мирного времени, он сумел сделать Суздальский полк лучшим по организации и боевой выучке в России.

Read more...Collapse )
Дружить со мной в социальных сетях:

Добавить в друзья в ЖЖ Добавить в друзья на Facebook Добавить в друзья ВКонтакте Читать твитттер Добавить в друзья в Одноклассниках


В Хатыни сожгли поляков

reposted by yastrebok939
" Страна с непредсказуемой историей" - это М.Тэтчер про нас сказала, или не она,  не важно.

 Я стою перед огромной, прогнившей, ржавой конструкцией, на которую бодрые чекисты лихорадочно натягивают тонкую раскрашенную ткань. Они очень суетятся. Ткань парусит на ветру.  Натянут в одном месте - лопается в другом. Уставший от времени остов фальшивой истории скрипит от чекистских  усилий, сверху сыпется какая-то труха.  Но если отойти подальше и заткнуть уши, чтобы не доносился ужасный  скрип и вой - да  посмотрите-ка,  это не ржавая декорация с натянутой сверху тряпкой, а настоящий дворец!  Жить в нем нельзя, но издалека выглядит неплохо. На фасаде развешаны румяные отфотошопленные портреты  вождей и кроваво алеют громадные буквы СССР  

 Кажется, что от этой ржавой конструкции на наших глазах оторвался огромный кусок, и вся конструкция зашаталась и накренилась. Медлить нельзя. Эээх, дубинушка, ухнем, ээх, зеленая, сама пойдет, подернем, подернем, и уухнем!Read more...Collapse )

Пора РФ объявить о начале следствия по Катынскому расстрелу

reposted by yastrebok939

Само по себе выглядело паскудным презрение к выводам советской комиссии Бурденко и признание Геббельсовской версии расстрела, – особенно в контексте длящейся с конца 80-х попытке «встроиться в наш европейский дом», с самыми непристойными прогибами перед этим самым «европейским домом». Особенно в лице только что впрыгнувшей туда лимитрофной Польши, взявшей в 1989 году преемство от «правительства в изгнании» в Лондоне, которое первым делом – 8 декабря 1939 года – объявило Советскому Союзу войну (так называемая Анжерская декларация).
Read more...Collapse )

Неблагодарная Польша



События февраля – октября 1917 г. привели Российскую империю к взрыву изнутри. Произошла катастрофа, сравнимая по масштабам, пожалуй, с вселенской. На отпавших от империи окраинах возник ряд независимых государств. Особое место в этом ряду занимала Польша, восстановившая свою государственность, которую фактически сберегло ей пребывание в составе Российской империи, как и сохранность польской нации.
Германия и Австро-Венгрия никогда не допустили бы восстановления Речи Посполитой, так как это означало бы для них потерю части собственных территорий. К тому же Польша всегда находилась на кратчайшем пути между Россией и Западной Европой, именно по этому «коридору» шли на нас все завоеватели - от Карла XII до Наполеона, такую же роль сыграла Польша и во время Первой мировой войны. Без Российской империи Польшу мгновенно растерзали бы на части Австро-Венгрия и Германия.

[Spoiler (click to open)]Такая историческая коллизия возникла сразу после того, как Польша была «на вечные времена» включена в состав России по решению Венского конгресса (1815 г.), когда постнаполеоновская Европа перекраивала сама себя под новый миропорядок. Большая часть герцогства Варшавского под названием Царства Польского вошла в состав Российского государства. Александр I получил тогда титул Царя Польского, но при этом Польша сохранила выборность органов власти, свою денежную единицу и даже армию. Царству Польскому была также дарована конституция. После чего Российская империя фактически обрела конфедеративное устройство, что только расшатывало основы самодержавия. Польша для России всегда была подобна чемодану без ручки...

Венский конгресс, кстати, декларировал предоставление автономии польским землям во всех ее частях, то есть отошедших и к Пруссии (более пяти млн чел.), и к Австрии (более 10 млн чел.), что было выполнено только в российской части Польши (более трех млн чел.).
Однако поляки чрезвычайно легкомысленно распорядились своими вольностями. И после польского восстания 1830 г. Николай I заменил александровскую Конституционную хартию 1815 г. Органическим статутом 1832 г. Польский сейм был упразднен, воеводства преобразованы в обычные российские губернии, в дальнейшем постепенно упразднялись прочие элементы автономности Польши. А после подавления кровавого восстания поляков, главным образом шляхты, в 1863 г., в котором погибло около 30 тыс. его уча­ст­ни­ков, а 38 тыс. человек со­сла­ны на по­се­ле­ние и на ка­торж­ные ра­бо­ты, Царство Польское было окон­ча­тель­но ин­кор­по­ри­ро­ва­но в со­став Российской им­пе­рии.

Причем в то время, когда Алек­сандр II ма­ни­фе­стом от 31.3 (12.4) 1863 г. объ­я­вил ам­ни­стию по­встан­цам, пра­ви­тель­ст­во Пруссии про­ве­ло в княжестве По­знан­ском, По­мо­рье и Си­ле­зии мас­со­вые аре­сты уча­ст­ни­ков польского национально-ос­во­бо­дительного вы­ступ­ле­ния и тем са­мым не до­пус­ти­ло рас­про­стра­не­ния вос­ста­ния на сво­ей тер­ри­то­рии. Тем не менее, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Фран­ция и Ав­ст­рия (июнь 1863 г.) по­тре­бо­ва­ли именно от российского пра­ви­тель­ст­ва за­клю­чить пе­ре­ми­рие с вос­став­ши­ми, вы­не­сти польский во­прос на об­су­ж­де­ние ме­ж­ду­народной кон­фе­рен­ции, ам­ни­сти­ро­вать уча­ст­ни­ков вос­ста­ния, вос­соз­дать польский пред­ста­ви­тель­ный за­ко­но­дательный ор­ган, национальную ад­ми­ни­ст­ра­цию и т.д. Алек­сандр II от­кло­нил эти тре­бо­ва­ния как вме­ша­тель­ст­во во внутренние де­ла государства.

В поведении названных стран в отношении России не было ничего необычного. Они интриговали против Российской империи еще во время Венского конгресса. Их настрой вполне понятен. Благодаря тому, что в 1809 г. под скипетр российского императора отошла Финляндия (по Фридрихсгамскому миру), отодвинувшая шведские владения от российских границ к Полярному кругу и Ботническому заливу, в 1812 г. – Бессарабия с ее водными преградами в виде рек Прут и Днестр, а потом и значительная часть Польши, на западе империи практически был создан пояс безопасности, исключавший прямое вторжение неприятеля на территорию России. В 1866 г. Царство Польское, прежде всего, с целью его военно-организационного укрепления, было преобразовано в Варшавское генерал-губернаторство, что вызвало большое неудовольствие в Европе.

Кстати, есть данные, что Британия начала готовить Первую мировую войну еще в конце 1870-х гг. Польша в ее планах занимала особое место. Царство Польское (Варшавское генерал-губернаторство) было лакомым куском для таких членов Четверного согласия (Антанты), как Великобритания и Франция, и для членов Четверного союза - Германии, Австро-Венгрии, Турции (Болгария), которые все вместе страстно желали освободить Польшу «от русской тирании» (но почему-то не от австро-германской!) и принести ей «демократию и свободу» (на штыках, естественно!). Но каждый европейский претендент на польский «приз» хотел получить его самолично. Именно на польской территории разыгрывались потом главные сражения войны за Польшу.

В качестве контрмеры этим притязаниям Николай II с началом мировой войны, 14 августа 1914 г., в официальной декларации обещал после войны объединить три части Польши (германскую, австрийскую и российскую) в автономное государство в рамках Российской империи.
Однако осенью 1915 г. большая часть российской Польши была оккупирована Германией и Австро-Венгрией, и 5 ноября 1916 г. монархи двух держав огласили манифест о создании самостоятельного Польского Королевства в российской части Польши. В декабре 1916 г. уже и император Николай II заявил, что одной из военных целей России является «создание свободной Польши, состоящей из всех трех частей, до сих пор разделенных». Но речь не шла о полной независимости Польши, а только о предоставлении ей широкой автономии в рамках России, с которой ее связывала персональная уния. Конечно, это был бы шаг вперед в решении «польского вопроса», поскольку Польше было обещано, что она «получит свое собственное государственное устройство, с собственными законодательными палатами и собственной армией».

Решение России получило временную поддержку ее союзников, которым оно давало большую свободу в использовании национального вопроса для дестабилизации противника, особенно многонациональной Австро-Венгрии. Надо сказать, что до 1917 г. вообще ни одно правительство в мире не признавало безоговорочно права польского народа на восстановление независимого государства в составе всех его трех частей, образовавшихся после разделов Польши (1772 и 1793 гг.), спровоцированных Австрией и Пруссией. Своей внешней политикой они вынудили присоединиться к этому сговору по уничтожению независимой Польши и Россию, которая тогда вела тяжелую войну с Турцией. Австрия, скажем, даже угрожала, в случае неполучения территориальных «подарков» перейти в лагерь врагов России. А вот третий раздел (1795 г.) последовал за восстанием очередной шляхетской конфедерации в начале 1794 г. Русские части, находившиеся по соглашению с польским королем в Варшаве и в Вильно, были вырезаны повстанцами под командование генерала Т. Костюшко. По его приказу беспощадно истреблялись и «изменники» — поляки, настроенные дружественно к России. Император Александр простит этого вождя головорезов, а в после революции его имя начнут у нас давать улицам...

Заметим, что при всех трех разделах Польши Россия не взяла ни одной области с существенным польским населением, ни одной области, где оно было коренным.

Императрица Екатерины II отказалась от предложенной ей польской короны со словами: «Я не взяла ни одной пяди польской земли, а только свое исконно русское». Этническая польская территория была присвоена пруссаками и австрийцами.
Самые богатые польские земли оказались у Габсбургов, самые населенные у Гогенцоллернов. Австрия прихватила и земли Речи Посполитой, населенные русскими, — большую часть Галицкой Руси. В руках у пруссаков оказался варшавский регион, прикрывавший с юга Восточную Пруссию, часть белорусского Полесья, Белостокский уезд. На польских землях, доставшихся Пруссии и Австрии, были введены законы метрополии (только немецкие школы, обязательный немецкий язык в официальной и образовательной сферах), значительная часть имений польской знати изъята в пользу новых господ. И повсеместно насаждалась русофобия, чтобы гнев угнетенных поляков обратить на Россию. Как ни странно, но колонизаторам удалось внедрить в общественное сознание эту совершенно противоестественную идею. Более того, даже распространить ее на отошедшую к России часть Польши.

Важным рубежом в решении «польского вопроса» стала Февральская революция в России. 27 (14) марта 1917 г. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов принял обращение к «Народу польскому», в котором говорилось, что «демократия России... провозглашает, что Польша имеет право быть совершенно независимой в государственно-международном отношении».

Определило свою позицию и Временное правительство. 29 (16) марта 1917 г. появилось его воззвание «К полякам», в котором также шла речь о независимом польском государстве, но содержались и некоторые весьма существенные оговорки: оно должно было находиться в «свободном военном союзе» с Россией, который был бы утвержден Учредительным собранием. В соответствии с позицией Временного правительства определенная зависимость восстановленного польского государства нужна была для того, чтобы исключить опасность его перехода на враждебные России позиции.

Решения Петроградского Совета и Временного правительства увеличивали свободу маневра Англии и Франции. Их больше не связывало обязательство перед Россией считать «польский вопрос» ее внутренним делом.
Возникли условия для его международного обсуждения и решения. В связи с тем, что в России была создана Польская ликвидационная комиссия для урегулирования всех вопросов польско-российских отношений и началась организация самостоятельной польской армии, французский президент Р. Пуанкаре в июне 1917 г. издал декрет о создании польской армии во Франции.

В апреле 1917 г. в войну вступили США, президент которых В. Вильсон ранее уже высказался за восстановление «объединенной, независимой, автономной» Польши, что свидетельствовало о его согласии с российской позицией того времени. Вступление в войну Америки резко сокращало шансы Четверного союза на победу, хотя окончательный перелом в ходе войны произошел только в 1918 г.

Пришедшие к власти в России в октябре 1917 г. большевики продолжили в польском вопросе линию Петроградского Совета. В опубликованной 15 ноября 1917 г. Декларации прав народов России провозглашалось «право народов России на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства». Примечательно, что именно в Польше в октябре 1913 г. на Поронинском совещании ЦК РСДРП был подтвержден основной лозунг партии по национальному вопросу - право наций на самоопределение, то есть на отделение и образование самостоятельного государства.

В плане реализации этой Декларации в декабре 1917 г. СНК (Совет народных комиссаров) признал независимость Украины и Финляндии, в августе 1918 г. – Польши, в декабре – Эстонии, Литвы, Латвии, в феврале – Белоруссии.
Таким образом, на политической карте мира появился ряд новых стран, не имевших до того в своей истории государственности, за исключением Польши и, пожалуй, Литвы. Однако ни Советская Россия, ни Центральные державы на заключительном этапе войны не оказывали уже серьезного воздействия на «польский вопрос». Центром его решения стали сама страна, а также державы Антанты и США.

Особый резонанс в мире получило послание В. Вильсона конгрессу США в январе 1918 г. (так называемые четырнадцать пунктов Вильсона), тринадцатый пункт которого определял характер государственного строя и оптимальные границы будущей Польши. Он гласил: «Должно быть создано независимое Польское государство с включением в него территорий, населенных неоспоримо польским населением, причем этому государству должен быть обеспечен свободный и надежный доступ к морю, и его политическая, и экономическая независимость и территориальная неприкосновенность должны быть обеспечены международным соглашением».

Этот пункт после признания Австро-Венгрией и Германией программы Вильсона в качестве платформы для перемирия стал тем международно-правовым положением, на основании которого западное сообщество согласилось исправить несправедливость, допущенную по отношению к полякам при разделах Речи Посполитой и на Венском конгрессе 1815 г. Тема будущего Польши обсуждалась и в ходе мирных переговоров Советской России с Центральными державами в Бресте. Параллельно шли переговоры Центральных держав с делегацией Украинской народной республики, завершившиеся 9 февраля 1918 г. соглашением о передаче Украине Холмщины, которую поляки считали этнически польской территорией. Это решение вызвало бурю возмущения в польском обществе и окончательно похоронило идею сотрудничества с Центральными державами.

Тем не менее, 3 марта 1918 г. подписывается Брестский договор, по которому Советская Россия признавала оккупацию Центральными державами Царства Польского.

29 августа 1918 г. был опубликован декрет Совнаркома об аннулировании всех договоров, заключенных правительствами бывшей Российской империи с Пруссией и Австрией относительно разделов Польши. Таким образом, Россия отказывалась от любых притязаний на польские земли. И, как показала история, отказалась навсегда.

Тем более удивительно, что в нынешней Польше русофобия не только не исчезла, но и, по сути, стала государственной идеологией. Видимо, над польским обществом до сих пор довлеет синдром «угнетенного народа».

Так что, увы, «польский вопрос» вряд ли можно считать закрытым окончательно. Хотя, по правде, поляки должны быть благодарны и российской революции 1917 г., и советской власти, да и Российской империи тоже – за то, что вообще есть на белом свете, а не канули в Лету, как многие народы и государства. Но по отношению к России Польша всегда проявляла крайнюю неблагодарность. И проявляет.